Форма входа

Логин:
Пароль:

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 211



Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


Понедельник, 25.09.2017, 00:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Ковырино
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Ковырино

Таланты и Ковырино - вещь совместимая
Страница в разработке, требуется помощь!
 
Наше  Ковырино  богато талантами. Просто мы о них не знаем. Дело в том, что Люди искусства, имена которых так или иначе связаны с Ковыриным, не только очень  талантливы, но и достаточно скромны. Жаль, что мы так мало о них знаем. Давайте попытаемся это исправить.
Всем хорошо известно, что в Ковырино в Октябрьском детском доме в течение некоторого времени воспитывался  известный композитор Валерий Гаврилин.
Если хотите узнать о нём больше загляните на сайт    http://www.rednews.ru/article.phtml?y=2004&m=02&d=19&id=3629
 Валерий ГАВРИЛИН: ОХРАНЯЮ МУЗЫКУ РОДИНЫ
 
 
 
 
 
  
 
В Ковырино жил известный вологодский  поэт Виктор Коротаев.     
Материал о нём можно найти на сайте http://www.vologda-oblast.ru/persones.asp?LNG=RUS&CODE=302
 
 
 
 Школу № 24 в Ковырино закончила хорошо известная сейчас молодая поэтесса Наталья Сучкова.
Родилась в 1976 г. в Вологде. Закончила Московскую юридическую академию, Литературный институт имени Горького.
Публикуется с 1997 г. в вологодской и московской периодике, в т.ч. альманах "Вавилон", журналы "Юность" и "Новая Юность", антологии "Время«Ч»","Нестоличная литература", "Девять измерений"; автор двух книг стихов (обе – 1997). В 1998-2002 г. издавала в Вологде самиздатский альманах "Стрекоза" и приложения к нему. С 2002 г. в Москве
 Многие  её произведения можно найти  в интернете, вот  два из них, взятые из журнала  «РЕЦ»    № 47, сентябрь 2007 http://http://www.polutona.ru/rets/rets47.pdf
                 Белое
Я ношу твою музыку в заднем кармане
Темно-синих хрустящих негнущихся джинсов,
Покупатели семечек сыплют стихами,
Твоя музыка каплей соленой стекает
По бедру за колено и кажется жизнью.
Я ношу твою музыку – эту занозу,
Трехвольтовую жизнь по цене батареек,
Продавцы кукурузы ругаются прозой,
Твоя музыка кажется больше, чем просто,
Твоя музыка бьется во мне и болеет.
В моем заднем кармане бездонно и пенно,
В моем заднем кармане приручена прорва,
Автореверс на взводе, и вроде всё верно,
Но случается ей недостаточно вены,
Слишком тесно внутри, и она идет горлом.
она идет горлом
напором
на полном
и порван
но снова завязан
комок белых связок
а первая фраза
Моё море прекрасно
Твоё море прекрасно – оно непрерывно бормочет,
Целлофановый пляж после шторма в два раза грязнее,
Перегарный тоннель и за глянцевой вывеской «Сочи»
Все настолько некстати, что может быть только спасеньем.
Телефонный гудок пароходный – мгновения мчатся –
Утекают в песок посекундным тарифом – не боле,
Все настолько прозрачно за глянцевой вывеской «счастье»,
 
Слюдяно, ледяно, многолюдно, что может быть морем.
И что может быть проще, капризнее и тяжелее,
Зеленей винограда увитых балконных решеток,
Убедительней пены на сбитых о камни коленях,
Но нежнее и тише, чем этот нон-стоповский шепот?
И впустить его внутрь бирюзовой пиратской наколкой,
И носить на груди, и, как плеер, без устали слушать,
А за выцветшим лейблом моей полинялой футболки
Все настолько солено, что больше не может быть сушей.
А тот говорит ему: Ксанф, выпей море! И опускает руки.
И ласково смотрит, что будет дальше, и трогает воду руками:
А если ты хочешь со мною поспорить, свидетели – мои други!
Бросает кольцо и садится важно на влажный берцовый камень.
Но Ксанф повернулся спиной и уходит не силах ни с кем скандалить,
И солнце берет его рыжая грива в свидетели и на поруки,
И медленно тают в горячем прибое следы от его сандалий,
И я говорю себе: Нат, выпей пива, и опускаю руки.
 
Я вымерзла. И пиво не берет.
Да, в общем-то, смешно – согреться пивом,
И ожидать от здешних луж отлива,
И понимать, что скоро прорастет
Ячмень сквозь губ сиреневую мякоть
Смешным зеленым и не то, чтоб плакать,
А так – замысловатые снежинки
На паутине глаз копить в углах,
Что некому сейчас сказать: скажи мне!
Что некого подергать за рукав.
 
 Снег бутафорный – он сделан из рисовых хлопьев,
Ты не запомнил, к чему бы, к чему бы запомнить?
Ты заполняешь собою обоймы семейных альбомов,
Ты заполняешь собою пространство, что между обо
Ту пустоту, от коврового пола – до люстры,
Снег заколдован, скрипит под ногами, как мюсли,
Но онемевшим стеклом ты не чувствуешь хруста
Снега костяшек, фисташек и заспанных музык.
Ты не уверен, что прав. Ты уверен, что болен.
Белым трава обращается в прах с первым боем
Старых часов, и внезапно слабеет ток крови.
Ты не запомнил – к чему бы? Ты так и не понял.
Точно картонный, ты длинным ногтем нарисован
На обороте стекла. Ты – всего лишь заплата.
Хочется плакать, прошив на снегу невесомом
Нитку следов, точно тонкую птичую лапу.
Выпускник школы № 24  Соколов  Дмитрий
О достоинстве и чести офицера российского.
За Вами нет вины!

Я не стрелял из пушки, 
Как не бросал гранат 
И не держал на мушке 
Черты «чужих» солдат.

В моих руках не бился, 
Стреляя, автомат. 
В атаки не носился
Я, извергая мат.

Не дышал я пылью, 
Как не вдыхал тот смрад, 
Что над БТР клубился, 
Когда сожгли нам скат.
 
Не делал я от страха 
И не мочил в штаны, 
Когда в упор бабахал 
Импортный «УЗИ». 

Не рыдал я горько — 
Сдерживая вопль, 
Когда сейчас — вот только 
Разнесло наш взвод.

Не мне ведь оторвало 
В тот час же полступни, 
И не меня тут рвало 
От крови, блевоты. 

Не мне перевязала 
Девчонка полступни. 
Тащила и кричала, 
Ведь я живой — один.

Не я «торчал» от боли, 
От гребаной тоски, 
Не я шептал той Оле, 
Помогая доползти. 

Кругом грохочет, воет 
И слышен дикий мат, 
Кто-то тихо стонет, 
А я ползу в санбат.

Не я просил ребятам, 
Оставшимся в живым, 
Отдать запал к гранатам — 
Ведь он нужней для них.

Вы, хлопцы, не корите, 
Что выбыл из «войны». 
Вы жизни сохраните, 
Чтоб не было войны!

Друг с другом рядом встаньте, 
Российские орлы! 
До звёзд рукой достаньте — 
За Вами нет вины!!!
Другие  произведения Дмитрия Соколова можно прочитать на сайте:
 http://www.stihi.ru/avtor/peresvetspb&book=4#4

На улице Панкратова  в Ковырино  долгое время жил известный журналист Павел Шабанов, автор книг:

"Как пройти в билиотеку Ивана Грозного "
"Легенда о Белоризцах"

"Настоящий Дед Мороз"

"История города Володы. (Черное зеркало )"

    Здесь  мы представляем отрывок из его  книги  "Дед Мороз":

                                                                   «Дед Мороз».

  Сказка 
  для детей младшего, среднего и пенсионного возраста.

  Никто толком не знает, сколько лет деду Морозу, откуда он родом, и мало кто знает, где он живет.
Что? Вотчина Деда Мороза? Да ведь это его официальная резиденция!
Вот твой папа, к примеру, где родился? А живет где? Ведь не на работе? То-то! А что твоя мама говорит, что он живет он больше на работе, чем дома, так это она шутит.
Сейчас в вблизи Устюга построили палаты дивные, в которых он принимает гостей. 
 Говорят еще, что летом он гостит в поселке Майский, что под Вологдой; любит дедуш-ка полакомиться знатной клубникой, что там растет, да заготовить на зиму витаминно-го варенья из черной смородины, да малинового варенья от простуды… 
Раньше, еще, когда поселок Майский назывался «Барское», бывал он летом в недаль-нем селе Ананьино, в загородной резиденции Епископа Вологодского и Великоустюг-ского.
И когда теперь говорят, что Дед Мороз язычник, дедушка обижается: «Эко, придумали чего… Да нешто я вам нехристь какой? Чего напраслину возводите? Крещеный я, право-славный!
А что подарки я всем детям даю, так и солнце всем светит!»
Слышал я про дедушку еще такую несуразицу, будто живет он на Северном полюсе. Ну, чего буровят - сами не знают! На Северном полюсе, как и на Южном, люди не жи-вут, а только работают.
Сразу видно - географию в школе прогуливали, а то бы знали - отважные люди, полярники, ученые, геологи, физики и метеорологи работают на Крайнем Севере и в Антарктиде. Без их работы мы не могли бы узнавать, какая будет погода завтра и послезавтра. Благодаря их работе люди знают, где пробурить землю, что бы по трубам в наши дома пришел природный газ и загорелся веселым голубым пламенем на плите в нашей кухне…
Еще говорят, что в селе Морозовица близ Устюга жил добрый молодец Иван, который очень любил детишек, и когда Рождество да Новый год настанут, запрягал Иван в сани тройку лихих коней, а посреди саней кумачовый мешок с гостинцами - конфеты да пряники, чернослив да изюм, да орехи, да игрушки всякие на радость ребятне.  
Состарился Иван, выросла у него борода длинная да белая, и по-прежнему он детиш-кам сладости да игрушки приносит…
Говорят, деда из Морозовицы прозвали Дедом Морозом, поселился он вблизи Ве-ликого Устюга и каждому гостю рад безмерно.
В общем, всякое рассказывают...
И решил я рассказать вам сущую правду, как оно было на самом деле, и как мне старики про то рассказывали. 
Родом Дедушка Мороз, сказывают знающие люди, из затерявшегося в дремучих лесах села Еловино, что в Кич-Городецком районе Вологодской области, километрах в ста от Великого Устюга.
А село то, Еловино, называется так не случайно, и про то будет мой первый рассказ.





Источник: http://www.polutona.ru/rets/rets47.pdf
Категория: Ковырино | Добавил: Елена (29.06.2008)
Просмотров: 8162 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 3
3  
у меня еще и про белоризцев есть(кто в теме, тот знает этот исторический факт), но это уже совершенно другая история. ну и про Вологду еще кое-что тоже имеется. smile

2  
В 1999 году я был участником музыкального коллектива, который назывался "Русский Стиль". Там я им писал тексты песен, среди которых была и про Вологду. Тогда мы ее исполняли на Соборной Горке на день города.

"Город мой"

Поздней осенью хмурое небо
Закрывает собой город мой.
И уносятся мысли куда-то
За неспешной любимой рекой.
Улетают они, словно птицы,
К дальним странам, не знаю куда.
Повезло все же здесь мне родиться,
Город мой, я с тобой навсегда.

припев:

Пусть не хмурится небо,
Пусть течет та река,
Вологда, где бы я ни был,
Я с тобой остаюсь навсегда.

Город мой, златоглавые церкви
Молчаливо хранят память лет,
Все событья туманных столетий,
Лучше Вологды города нет.
Высока колокольня Ивана,
Величавый Софийский собор.
Вижу я вологодскую славу,
Вижу сердцу я милый простор.

припев:

Пусть не хмурится небо,
Пусть течет та река,
Вологда, где бы я ни был,
Я с тобой остаюсь навсегда.

Такова здесь в России глубинка,
В русском стиле покой и уют.
Я вернусь в дом родной по-старинке,
Где меня очень любят и ждут.
В старом парке под тенью деревьев
С золотистой шикарной листвой
Я сижу. Город мой, где б я ни был,
Я всегда остаюся с тобой.

припев:

Пусть не хмурится небо,
Пусть течет та река,
Вологда, где бы я ни был,
Я с тобой остаюсь навсегда.

Отрепетировано в декабре 1998-го года.

1  
с 1976 по 1986 год, все 10 лет в 24 школе учился Дмитрий Ермаков, член Союза писателей России, лауреат международных и Всероссийских премий и пр. О нем можно найти в интеренете...

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017